Волгоград. Май. Победа.

Волгоград. Май. Победа.

У нас есть традиция. Она еще совсем юная, ей всего два года, но она крепнет. Дело в том, что каждый год на 9 мая мы посещаем один из городов-героев. Напомню, всего их тринадцать. Однако Санкт-Петербург, Киев, Брест, Новороссийск и Тула были посещены нами ранее, безотносительно их великого боевого прошлого. В Москву я и так катаюсь каждый день. Одесса пока отваливается на неопределенный срок по вполне понятным причинам. Остаются Севастополь, Волгоград, Керчь, Минск, Смоленск и Мурманск.
Начали мы по порядку: в 2015 был Севастополь, сейчас – Волгоград. Хотели, кстати, лететь «Победой», но не полетели – дорого. Интересно, думали ли создатели лоукостера о том, что победа всегда достается высокой ценой, когда придумывали название? Про подробности дороги до места назначения писать не буду, так как уже осветила эту часть трипа в предыдущем посте. В нем же я нарекла поездку в Волгоград путешествием во времени. Что ж, сейчас как раз отличный момент, чтобы рассказать об этом поподробнее.

«Волгоград – немножко путешествие во времени, только перепутанное: из наших дней в Советский союз, потом в девяностые, снова Союз и вновь в современность»

Терминал аэропорта, который стал для нас порталом на землю славного города-героя, был построен в 1959 году. То есть по прибытии мы скаканули на 57 лет назад. Такси нашли не сразу. Главная ошибка заключалась в том, что мы искали что-то желтое. Но, как оказалось, в Волгограде желтых такси практически нет, да и машин с шашечками на крыше или боку немногим больше. Извозом здесь занимаются многие, поэтому нужно просто подходить и спрашивать. Через некоторое время эта житейская неурядица была решена, и мы направились к месту нашей дислокации.

Здание Аэропорта

Выехав за пределы аэропорта, мне показалось, что мы выехали за пределы пространства и времени. Унылая дорога, голый безрадостный (несмотря на хорошую погоду) вид из окна: поля с иссохшей травой, изредка разбавленные недостроенными домами нежилого типа. Антуража добавляла еще и музыка – по радио передавали Rammstein. Знаете, если бы в этот момент наш водитель перевоплотился в героя Дмитрия Дюжева из фильма Жмурки, повернулся и начал разговор за жизнь, я бы не удивилась. Он, конечно, так не сделал, поэтому картину эту я проиграла в своей голове. Среди немногочисленных билбордов, скрашивающих местный аскетичный пейзаж, мне попался сине-желтый ЛДПР и реклама Партии роста с указанием имени ее лидера – Бориса Титова и, по всей видимости, поддерживаемого им, некоего Евгения Ищенко. Вспомнив про программу этой политической партии, я улыбнулась. Через некоторое время вновь мелькнул аналогичный плакат, и тут уж мне стало совсем интересно, так как я полагала, что дальше Московского Садового кольца партия не пойдет. Захотелось непременно узнать «Who is Mr. Ishchenko». Плавно обочины дороги стали заполняться домами, магазинами и прочими атрибутами цивилизации. Приехали.
Заселившись в отель и побросав вещи, мы сразу же пошли исследовать окрестности. Планы наши были масштабны – дойти до центра. Увы, им не суждено было сбыться. Отвратительные тротуары и недостаток уличного света не позволили нам этого сделать. Засим, разузнав у местных жителей, на чем можно доехать, мы плюхнулись в автобус. С нами ехали два афроамериканца, сначала мы удивились, а потом, встретив еще с десяток, поняли, что они тут не редкость, возможно, студенты. Вообще, первая прогулка по городу оказалась какой-то скомканной. То ли сказалась усталость от дороги, то ли отсутствие сколь-нибудь внятной ориентации на местности, то ли обманутые ожидания. Не знаю. Хватило нас только на то, чтобы найти симпатичное кафе и поужинать. Кстати, как показали следующие два дня, в Волгограде много хороших кафе, одно из самых достойных называется Monty и находится около здания суда – у местных служителей Фемиды хороший вкус (еще путешествующим на заметку: итальянское кафе Dolce Vita, кондитерская Гретель, ресторан на воде Плес – везде вкусно и недорого).

Кафешки

Такси до гостиницы снова искали впотьмах-впопыхах. Увидев два автомобиля, припаркованных на автобусной остановке, и двух сидящих на этой же самой остановке мужчин, мы, путем недлительных логических рассуждений, пришли к выводу, что это таксисты. Я так и сказала, подойдя к одному из них: «А, вы, случайно, не таксисты?». Бинго! Сели, ну, и тут я, конечно, присела ему на уши:
— А кто такой, – говорю, – Ищенко?
— А что вы уже заметили в городе? – спросил в ответ он.
— Плохие дороги, – в один голос сказали мы.
— Да! Именно. Знаете, наш город немного застрял в девяностых. Коррупция везде.
Далее он поведал нам грустную историю о том, что Ищенко – это бывший мэр города, который, конечно же, наворовал и слинял (правда, до этого год отсидел), а теперь решил вернуться в родные пенаты. Еще мы узнали о том, что средняя зарплата составляет 12 тысяч рублей, работы нет, а платят хорошо только на оборонном заводе, но туда очередь из потенциальных сотрудников стоит на годы вперед.
— А как со строительством в городе? – спросила я. Мне просто всегда кажется, что, если строят дома, значит, жизнь есть, значит не все так плохо.
— Строят, да, но рабочих все время кидают на деньги.
К концу пути я уже пожалела, что вообще завела этот разговор. После них всегда грустно и обидно. Особенно здесь…в городе воинской славы…Сталинград. Как же можно здесь воровать? Ведь все эти чиновники, они местные, у них есть старики, их бабушки и дедушки, которые голодали, мерзли, умирали за них, за жизнь, за светлое будущее. Мне показалось, что это верх цинизма. Потом я нашла для себя ответ на этот вопрос. Если бы мне нужно было договориться со своей совестью (допустим, что она у них когда-то была), я бы рассудила так: «Светлое будущее твоей семьи, оно же не обязательно должно быть здесь. Правильно? Ну, вот. Я – твой потомок, я живу, я сыт и счастлив…в Лондоне. Спасибо тебе, дедушка».
Доехав до гостиницы, мы расплатились с таксистом и пожелали ему всего хорошего. Кстати, как потом выяснилось, этот водитель взял с нас дороже всех. Не знаю почему, остальные, наверное, просто живут лучше.
В отеле, приютившем нас на эти два дня, все было хорошо: просторный номер, нетривиальная планировка, огромный бассейн, вкусные завтраки – все, кроме звукоизоляции. Я уж грешным делом начала думать, что его построили во времена расцвета советских спецслужб, и стены тут сделали такими, чтобы можно было разоблачать злоумышленников. Отнюдь, оказалось, что построен он был в начале 90-х.
В первом часу ночи, приняв горизонтальное положение в предвкушении долгожданного сна, я выключила прикроватный светильник. И тут мы с Лёлей поняли, что слышим все, что происходит в соседнем номере, хотя от кровати до стены было метра четыре. За следующий час мы узнали, что наши соседи – коллеги по работе, что они приехали в командировку, что они крайне недовольны качеством отеля. Казалось, их бухтению не будет конца. Я засыпала и просыпалась несколько раз, они все еще говорили. Проснувшись в очередной раз, я даже не поняла, что послужило причиной моего пробуждения – было тихо. Но очень скоро все стало понятно. Коллеги стонали. Знаете, я даже была за них рада. А то все разговоры, да, разговоры. Однако надолго его не хватило (то ли я не все застала, то ли говорить у него и вправду получалось лучше). Услышав финальный аккорд, я вздохнула с облегчением. Все, теперь они точно заткнуться. Я закрыла глаза и…как назойливый комар снова стали доноситься голоса. Было около трех ночи. Говорили они еще часа полтора. Слушайте, вот, зачем говорить после?! Нет, ну, правда. Никогда этого не понимала. Спали мы в итоге часов 5. Правда, проснулись в приподнятом расположении духа, да, и день обязывал. Тот, ради которого, собственно, мы сюда и приехали.

Мамаев курган

Начать посещение исторических мест города мы решили, конечно же, с мемориального комплекса Мамаев курган. Машина подвезла нас к противоположной от центрального входа стороне, здесь уже было очень много людей. Разноцветная нарядная вереница шла наверх: молодежь, старики, дети, целые семьи. Многие держали в руках цветы и фотографии фронтовиков. По мере приближения к вершине, ветер усиливался, разгоняя над толпой солнечное марево. Мы шли молча, практически все молчали, только изредка было слышно, как мамы успокаивали детей или, наоборот, делали им замечание.
Медленно, запрокинув голову наверх, мы приближались к Родине-матери. Она нависала над людьми огромным серым полотном, рвущим сердце, воскрешающим в каждом историю его семьи, его земли. Глядя на поднятый ввысь меч, хотелось бежать туда, куда она укажет. Что-то немое безотчетное витало в воздухе. Так дышала история. Поднявшись на самую высокую точку, мы увидели, что основание памятника усыпано цветами: красными гвоздиками, белыми хризантемами, уже вовсю распустившимися сиренью и черемухой. Потом дорога ушла вниз. Достигнув цели, люди так же молча начали спуск. Чтобы подойти к Вечному огню, мы примкнули к колонне Бессмертного полка. И снова тишина…только шаги сотен людей и шелест одежды. Я поймала себя на мысли, что в прошлом году в Севастополе подобные ощущения у меня были на 35 батарее. Такие места как огромные незаживающие раны на теле народа, их чувствует каждый, родившийся и выросший на этой земле. И неважно сколько пройдет лет. Я точно знаю, что мое поколение будет чувствовать это всегда. У стен-руин играла Темная ночь, под ее звуки мы покидали Мамаев курган. Впереди была долгая дорога до дома Павлова.
Волгоград – длинный город, он тянется стрункой вдоль могучей реки. Поэтому три трамвайные остановки, которые нам пришлось пройти, показались вечностью. И снова, увы, невеселый пейзаж: разбитые тротуары, заросшие травой скверы, мусор. Нам очень хотелось разливного кваса, но как назло магазинов было мало, да, и те, что были, предлагали либо пиво, либо квас в бутылках. На полпути мы сдались и купили бутилированный. Кстати, очень неплохой оказался. Разлив его в два пластиковых стакана, мы направились дальше, попивая на ходу. Встретив по дороге хлебный ларек, прикупили свежих булок. Больших и вкусных.
В общей сложности дорога заняла час, но мы-таки добрались. Миновав неприметный жилой массив, мы увидели, как перед нами открывается вид на музей-панораму «Сталинградская битва». На фоне яркого синего неба чернел остов мельницы Гергардта. Напротив, через дорогу на красных кирпичах дома по адресу: улица Советская, 39 было начертано: «В доме этом слились воедино подвиг ратный и трудовой». Легендарные защитники дома держали оборону на протяжении 58 (!) дней. На фашистских картах объект был обозначен как крепость.

Дом Павлова, музей-панорама Сталинградская битва

Обойдя музейный комплекс вокруг, мы спустились к набережной Волги и пошли вдоль реки в сторону Центральной лестницы – места, где должны были разворачиваться основные вечерние праздничные мероприятия: концерт Чайфа и салют. Дойдя до нее, мы наконец-то поняли, что действительно находимся в центре города. Об это говорило не только обилие народа, но и количество точек общепита, качество асфальтного покрытия, ухоженность тротуаров и скверов. В относительной близости от центра находится и вокзал Волгограда, построен он, кстати, примерно в одно время с аэропортом, но выглядит куда монументальнее, не зря его признали памятником архитектуры. Собственно, здесь, в ожидании фейерверка, мы и провели остаток дня.

Здание Вокзала

«Бахать» начали около десяти вечера, сначала как-то невнятно, но минуте на пятой все пошло как надо, а потом слева образовался альтернативный салют. Он был намного скромнее основного по содержанию, но компенсировал этот недостаток настырностью. Как только затихал большой, он начинал палить с новой силой, как будто раззадоривая старшего брата. Это было похоже на соревнование. Мы, правда, так и не поняла откуда он взялся, может, свадьбу кто-то праздновал или еще чего.
Заключительный день наших гастролей мы решили посвятить посещению музеев, но так как времени оставалось немного, успели только на экспозицию «Сталинградская битва». Она включает в себя 8 тематических, а также триумфальный и панорамный залы. Лёля, как всегда, подошла к делу обстоятельно, поэтому досматривала только второй зал, когда я подошла к ней и сообщила, что уже посмотрела все. Оставив ее в темных прохладных помещениях музея, я вышла на улицу и примостилась на лавочку с видом на Волгу. После походов в такие места очень хочется простых вещей: света, тепла, человеческого общения.
Сидя на лавочке и принимая солнечные ванны, я не заметила, как рядом со мной села женщина лет семидесяти:
— Девушка, а у вас хорошее зрение? – спросила она.
— Не очень, – ответила я, снимая темные очки.
— А вы не видите что там на том берегу? Не пойму, вон там, это купола?
Я попыталась вглядеться вдаль, там действительно что-то поблескивало, но идентифицировать источник я не смогла (сейчас все блестит).
— Нет, не пойму, вроде похоже, а так непонятно, – сказала я.
— Вы знаете, я вчера здесь гуляла, стояла сцена, пели песни, но первое что я услышала было: «Oh, my darling baby», – сказала она, поднимая в возмущении глаза, – Россия все никак не может определиться с кем она: с Западом или Востоком.
— Да, действительно странный выбор песни, – согласилась я, – а кто такой Ищенко?
Я решила воспользоваться словоохотливостью представителя старшего поколения и провести сравнительный анализ общественного мнения.
— О, это очень, – она немного помедлила, – целеустремленный молодой человек. Местный, но учился в Москве, там же организовал банк МДМ. Тогда ему было года 22. Занимался бизнесом. Потом вернулся в Волгоград, был мэром. Но по какому-то сфабрикованному делу был под следствием и впоследствии снят с должности. Интересная личность, незаурядная. А почему вы спросили?
— Да, просто, в городе много плакатов с его именем.
— Видимо, решил опять баллотироваться.
— Понятно. А что там, на другом берегу реки?
— Там города Волжский и Краснослободск.
— А работать люди сюда ездят?
— Да, конечно. Сейчас по мосту, а раньше по реке на катерах, лодках ездили.
— Ну, это, наверное, давно было?
— Нет, что вы, мост совсем недавно открыли, всего лет десять назад. Его очень долго строили. У губернатора были плохие отношения с центром, финансирования все время не хватало.
— То есть плохие дороги в городе, это не из-за коррупции? – удивилась я.
Она улыбнулась.
— Нет, этого, конечно, тоже хватает.
Как я потом выяснила, мост действительно сдали только в 2009 году, а строить начали аж в 1996, большую часть этого времени губернатором Волгоградской области был некий Николай Кириллович Максюта (КПРФ), с которым, видимо, Ищенко и не сработался. Всякое бывает: и конфликтовать можно, и тырить по-тихому. Единственное, что не давало мне покоя – это история с недостаточным финансированием из центра. В то время губернаторов еще не назначали, а выбирали. То есть люди выбрали себе лидера и…сидите без денег. Интересно.
Через некоторое время из музея вышла Лёля, я встала и попрощалась со своей случайной собеседницей.
— Спасибо, нам пора, до свидания! – сказала я.
Напоследок она спросила: «Как вам наш город, понравился?»
— Да! Город замечательный, – слукавила я.
Не могла я в такой день рассказать пожилому человеку обо всем, что накопилось у меня в голове за последние 48 часов. Что урн мало, а пивных магазинов много, что автобусы на ладан дышат, что сотрудников администрации не хватит, чтобы их портретами (по примеру Саратова) зарисовать все дыры в асфальте. Что просто свинство воровать в таком городе. Она и сама все это прекрасно знает. Для себя же я наметила план на следующую поездку в Волгоград: приеду на поезде на красивый вокзал, а гулять буду только по центру (пятачок между проспектом Ленина, Комсомольской улицей и набережной). Это будет идеальная иллюзия.
Впереди нас наконец-то ждала хорошая дорога. Потому что домой.