Семь раз отмерь, один раз отрежь

Семь раз отмерь, один раз отрежь

С тех пор как интернет и общественность, благодаря ему, взволновала тема женского обрезания вообще и в некоторых районах нашей необъятной в частности, прошло уже три недели.
Напомню, началось все в понедельник, 15 августа, с комментариев муфтия Исмаила Бердиева относительно доклада правозащитной организации «Правовая инициатива», представленного несколькими днями ранее.
Он, как ни старался, за толерантного гражданина выдать себя не смог, на том и погорел. Журналисты вырвали из контекста фразу «успокоить женскую прыть» и понеслась. Интернет кипит, друзья присылают мне ссылки на интервью того самого муфтия (теперь уже, видимо, самого известного в нашей стране). Лента Facebook пестрит всеобщим возмущением: гражданские активисты, баллотирующиеся в Думу, выходят на улицы с плакатами в поддержку женщин, члены Общественных палат предлагают создавать рабочие группы в защиту пострадавших. Мы с коллегами сидим, сокрушаемся и божемойкаем.
Не могу сказать, что тема женского обрезания (да, в общем-то, и любого другого, вплоть до кутикул) когда-то входила в список того, о чем мне хотелось бы написать, но она как-то сама меня нашла. Как говорится, назвался блогером, полезай в … пиши о резонансном.
Почему теперь, а не сразу? Ну, во-первых, о вечном говорить никогда не поздно (а любой мало-мальски грамотный человек понимает, что предметом дискуссии тут выступают вовсе не эксперименты над физиологией человека). Во-вторых, сейчас, когда пыль улеглась, и тема вновь стала интересна только самим женщинам, вовлеченным в нее, можно, наконец, говорить об этом спокойно.
Блин, уже 1700 знаков с пробелами. Интрига затянулась. Я прям чувствую, что юзер, дочитавший до этого места, уже ждет какого-то подвоха и готов заранее накинуться на меня с критикой и обвинениями в жестокости: уж больно нейтрально я пишу о словах муфтия и слишком иронично об инициативах общественников по данному вопросу.
Что ж, спешу вас разочаровать. Мне тоже очень жаль этих женщин, счет которым по всему миру идет уже на миллионы (если верить статистике). Я не садистка и не живодер, и, вообще, в любой форме не приемлю насилие. Но мне все же хотелось бы взглянуть на вопрос трезво, не включая эмоции. И таки вот, шо я имею сказать по этому поводу.

  1. Мне не очень понятно как составители доклада получили эти данные (да, я его читала, и тем не менее). Согласитесь, как-то сложно представить себе деревню в высокогорных районах Дагестана, куда приходит не пойми кто, и с порога начинает спрашивать отрезали вам что-нибудь или нет.
  2. По моим наблюдениям, есть две группы людей, которые возмутились обнародованному факту (медицинские работники не в счет. Они все-таки, в отличие от некоторых, в вопросе разбираются и могли бы сказать по делу):
  • Заказные псевдополитики и общественники. На самом деле, чихать они хотели на всю эту процедуру, на этих женщин и на то, что говорит муфтий. Инцидент расценивается этими людьми как хороший инфоповод, при правильной реакции на который можно засветиться и подзаработать. А что? Тут все честно. Деньги же не пахнут. Правда, есть одна тонкость, но на этом мало кто заморачивается. С пеной у рта доказывая несостоятельность той или иной точки зрения, и клеймя позором чье-либо мнение, эти господа часто забывают о том, что говорили, и со временем, при возникновении других ситуаций, могут говорить вещи совершенно противоположные. Что-то из серии «я верная, но разбитная». Хотя, кому какое дело? «Мне был дали, я бы спела».
  • Закоренелые «принципалы». Принципиальные в смысле :). На мой взгляд, категория неадекватная, скользкая. У них не то, что двойные стандарты – тройные. Это как раз те люди, которые встают грудью на защиту различных меньшинств, трясут у всех перед носом своей толерантностью (чем, кстати, в немалой степени и раздражают), но при ближайшем рассмотрении являются самыми закоренелыми шовинистами, расистами, сексистами и прочими «истами». Ну, а как еще назвать людей, не приемлющих право других жить так, как им хочется (ЛГБТ не в счет)?

Когда я была маленькой, мне было очень жаль средневековых барышень, я всерьез считала, что они сидели за своими скучными пяльцами и ждали, когда же изобретут телевизор и начнется движуха. Примерно такой же логики придерживаются некоторые женщины, вкусившие все прелести эмансипации. Их хлебом не корми, дай кого-нибудь спасти, образумить, открыть настоящие прелести жизни, все вот эти вот «неправильно ты, дядя Федор, бутерброд ешь». При всей нашей показной толерантности нам, увы, все еще сложно принимать инаковость.
Оставьте вы в покое этих женщин. Есть традиции, уклад, свой образ жизни. Они просто так живут. Кто не хочет – живет по-другому, доходя до этого решения своим умом. Всему свое время.
Об этом очень много писали Стругацкие. Почитайте на досуге.

FullSizeRender