Почему вы расстались?

Почему вы расстались?

А почему вам так важно знать ответ? Когда кто-то начинает задавать нам такого рода вопросы, это воспринимается как попытка вторжения в личную жизнь. Мы делаемся букой и скоренько прикрываем тему. На самом деле, это не очень правильный подход. И вот почему.
Во-первых, никто не собирается нарушать ваше личное пространство, а тем более залезать в душу. Процентов 80 из спросивших интересуются этим походя. Для них этот вопрос вроде «Как дела?», поэтому тут даже не нужно пускаться в долгие объяснения. Человек просто хотел замять неловкие паузы при встрече.
Во-вторых, если этот вопрос задает вам кто-то из ближайшего круга, в его планы точно не входит желание вас каким-то образом обидеть (в противном случае возникает вопрос, а что, собственно, такой человек делает в кругу ваших приближенных). Можно смело делиться информацией.
И, наконец, в-третьих, если вас про это спрашивает бывший (ну, предыдущий), с которым вы сохранили приятельские отношения, ответив ему и поговорив на эту тему, вы сможете сами лучше разобраться в вопросе.
Признайтесь, вы ведь именно этого хотите. Самостоятельно найти ответ на этот вопрос. Ведь это всегда важно. Кстати, не знаю почему, ну, то есть я сама все время так делала, но конечного смысла не понимала.
Причем хочется не только знать, но и понимать причину расставания. Зачем? Зачем нам развивать понятийный аппарат в этой области? Чтобы не совершать ошибок в следующий раз. Но ведь в следующий раз будет совершенно новый человек, со своими привычками, взглядами, опытом. Как вам пригодится то, что, например, в предыдущих отношениях вам в вину вменялось неумение готовить борщ? Сидючи дома, вы будете страстно тренировать свои борщевые навыки, чтобы быть готовой к следующему разу? А, если в следующий раз кому-то не понравится, как вы гладите белье? Через N-ое количество попыток вы сядете с таким достаточно увесистым списком пожеланий от предыдущих пассий и начнете думать, как же вам это все охватить.
Как перестать заниматься этим самоедством? Не знаю, видимо, должен случиться какой-то форсмажор. У меня он случился, когда вместо обычного «Дело не в тебе, дело во мне», я услышала: «У тебя мужской психотип».

Вот тут моя чаша терпения переполнилась: «Что еще за хрень? Какой мужской психотип?!». Нет, ну, по старой привычке я, конечно же, кинулась читать различные психологические источники, обсудила эту тему со всеми подругами и друзьями, которые пытались уверить меня в обратном (правда, многим предварительно нужно было объяснять, что это вообще такое). После недельного жесткого полового акта, которому подвергся мой мозг, я решила остановиться. Рассудила я примерно следующим образом. Зачем снова цепляться за какой-то дурацкий набор характеристик и что-то в себе менять? Даже Памела Андерсон, когда очередной бойфренд говорил, что ему что-то в ней не нравится, делала себе всего лишь пластику. А мы, значит, играем по-крупному – перекраиваем сразу голову. Почему-то для нее мы сразу находим совет – поменять мужчину, а для себя нет.
Перестаньте копаться в себе, кроме того, что вы выроете огромную яму неуверенности, в которую в итоге и угодите на неопределенное время, ничего не произойдет. Вы не отыщете священный Грааль с ответом на вопрос: «Что во мне не так?». Все с тобой так и с ним тоже все в порядке (ну, за исключением того, что он не умеет корректно расставаться). Просто прими как данность, что это не твой человек. Ты не ошиблась в нем, а ошиблась с ним. Тогда припомнится и то, что тебе не было с ним до конца комфортно. Что всегда было напряжение, боязнь сделать что-то не так, которые взялись не с пустого места, а сигнализировали о том, что выбор действительно был неверным.
После всех этих занятий умственной эквилибристикой и бесконечных разговоров «Что не так?», вам станет так тошно, что не захочется уже ничего. Переедали в детстве кремовые розочки с торта? Было плохо? Вот и тут так будет.
Поэтому теперь я берегу свою голову: не перенапрягаю ее бесполезными мыслями и не перекармливаю вымышленными диалогами из серии «А как могло бы быть». Учусь принимать перипетии личной жизни спокойно. Кажется, это называется фатализм.