Мы не они, они не мы

Мы не они, они не мы

Московским наркоманам бесплатно будут раздавать антидоты. Говорят, за рубежом так уже давно делают. Нет, ну, у них там, может, денег дофига, а у нас нефть по 30 долларов и курс предынфарктный. Бюджет режут по живому (ну, кроме Роснано, Чубайс недавно рассказал), но болеющих граждан это не касается. Оно и понятно, мы – государство социальное, у нас все для людей, даже для тех, которые не особо хотят жить. Вернее как…жить-то, видимо, хотят, но о других совершенно не думают. Наверное, именно поэтому государство так отечески о них заботится. Правда отец какой-то уж либеральный до жути получается: принудительного лечения у нас нет, обязательных школьных проверок на наркотики тоже, но зато вот антидоты дедушка Мороз на новый год принес. Все на сознательность надеемся, мол, одумается человек, сам придет и вылечится (мы, кстати, его еще по такому случаю и на бабки капитально разведем).
Слушайте, а у нас кому-нибудь делают бесплатные операции? Или, может, просто так лекарства раздают? Там, коляски инвалидам? Нет? Странно…
Вообще, вся наша антинаркотическая политика напоминает лодку с огромной брешью, из которой настырно пытаются вычерпать воду, а она все пребывает и пребывает: американцы в Афганистане наращивают объемы производства опиума; среднеазиатские пограничники стригут купоны с транзита; у нас растет безработица и снижается качество образования; принудительного лечения наркозависимых нет (хотя, ладно, возможно, с экономической точки зрения это и разумно. Чего деньги зря тратить, если «девочка еще не созрела»), и вот все эти проблемы мы решаем бесплатной раздачей антидотов.
Мы даже не водим школьников на экскурсии в наркологические стационары – не принято (все алкоголики и наркоманы же исключительно анонимны). Хотя, лично я уверена, что один такой поход может сотворить чудо в неокрепших умах и эффективнее 100 часов уроков в классе про то, как ай ай ай это плохо. Даже на меня в 28 лет произвел неизгладимое впечатление человек, съевший сигарету, а он на тот момент уже прошел детокс.
И самое обидное тут даже не в отсутствии соразмерности проблемы и методов ее решения, а в том, что мы нечестны. У нас нет четкого отношения к проблеме наркомании. Нет, так необходимых сейчас, жестких методов лечения и приемлемых способов адаптации «вылечившихся». Нам вроде как и жалко их, но в то же время и стыдно. С одной стороны проблему перестали замалчивать и все хотят помочь, с другой стороны, серьезно, кто-то из руководителей рискнет без протекции взять на работу человека с подобной проблемой? Жизнь людей с зависимостью ограничивается для обычных граждан экраном телевизора и программами «Пусть говорят», в которых в лубочных сюжетах показывают, как чудесным образом меняется жизнь выздоровевших, при этом для зрителей так и остается загадкой, на что живут эти люди, чем они зарабатывают на жизнь.
Наша страна находится сейчас в сложных реалиях, у нас нет права на ошибки и времени на сантименты, и, если десять лет назад можно было разбрасываться деньгами и жизнями людей, то сейчас все – край. Нельзя лечить затянувшийся бронхит или воспаление легких отваром ромашки и медом – не поможет. У каждого человека должен быть простой и четкий выбор: жизнь или смерть. Хочешь жить, любить, работать и приносить пользу обществу – бери себя в руки, лечись. Не хочешь – будь честным, убей себя, не отнимай силы и время у других.
Давайте мы уже как-то определимся с правыми мы или с левыми, а то хватаем чужие опыты и получается непоследовательная чушь. С одной стороны мы против метадоновой терапии и клеймим позором ту же Норвегию, собирающуюся открыть специальные помещения, где страдающие от наркотической зависимости норвежцы смогут бесплатно получить и принять дозу героина и других наркотических веществ, с другой стороны сами раздаем антидоты.
Анекдот есть еще такой про баню, штаны и крест…