Моя комната

Моя комната

Лето писателя продолжается рассказом о моей комнате (когда б я еще об этом написала:))
Познакомились мы в 95-ом, я тогда была не при марафете. Помню, она забегала, присматривалась. Ей нравилось у меня – в таком возрасте дети еще любят хламовники, а уж чего-чего, этого у меня хватало. Через пару лет ее родители взялись за меня основательно – поменяли окна, двери, полы, поклеили новые обои, побелили потолки. Я преобразилась, и отношение ко мне стало соответствующее, правда фрагментарно я еще была не обжита.
Шли годы, она росла, я покрывалась пылью, и вот однажды мы решили попробовать познакомиться поближе. Девчушка окончательно перекочевала ко мне накануне своего девятнадцатилетия. И жизнь, звуки которой раньше доносились до меня через стенку, стала моей. Я стала ее телом, а она моей душой. Ох, и понаворочано в той душе! То она любит баночки-фенечки, цветочки-бусики, и делает из меня новогоднюю елку, расставляя по многочисленным полкам груды сувениров и подарков. То она – минималист – и все летит в урну. То, увлекшись фотографией, она завешивает меня хэндмэйд рамками, то порывисто оголяет мои стены, оставляя лишь легенькие обои. Про то сколько раз по моему периметру кочевали кровати, столы, шкафы, стеллажи и пианино я вообще молчу (от этих плясок у меня весь пол в пиктограммах от мебельных ножек).
Но, знаете, она забавная, правда, она любит меня. Стоит так бывало перед окном, смотрит через меня и рассказывает о чем-то. Поплакать раньше любила, теперь больше смеется – я радуюсь. Иногда она ленится – забывает убирать меня, но потом, под настроение, как возьмется, и я сияю. А еще мы с ней принимаем гостей, нечасто и порой они ее обижают, но она любит их, а значит и мне полагается. Однажды, помню, ушел кто-то, она обмякла на полу, долго так сидела, но потом встала. Она всегда встает. Я думаю, все же она – боец, там внутри, под разноцветной мишурой эта девочка – великан.
Я так рада, что она со мной. Знаю, в голове у нее уже давно бродит мысль сломать внутри меня все стены и сделать студию. Я не против, потому что знаю, что все равно будет хорошо, ведь я – это она, а себе она не навредит.