Минеральные воды

Минеральные воды

— Да, Вы что?! Обязательная госпитализация, — настаивал врач.

— Доктор, но ведь ему лучше, мы пока вас ждали, ему же лучше стало, — Наташа была также тверда в своих намерениях.

— Мамаш, можно вас на минуточку? – ответил, вставая врач, жестом приглашая Наташу выйти из комнаты.

Сашка лежал на кровати и виновато моргал. Наташа мельком взглянула на сына: «Сейчас, маленький, мама вернется», — и вышла вместе с врачом.

— Послушайте, — начал врач, — дело, конечно, ваше, напишите мне бумагу о том, что добровольно отказываетесь от госпитализации, и живите, как хотите, но, понимаете, обморок у четырехлетнего ребенка – это ненормально. Мальчика нужно обследовать в условиях стационара. Как организм перенесет перелет сейчас вообще говорить нельзя, может случиться все что угодно.

Наташа старалась сосредоточенно слушать врача, но внутри противной занозой засела обида на обстоятельства, которые вынуждали ее отменить долгожданный отпуск. О море она мечтала с момента первого декрета, Алинка родилась в 2010, Сашка в 2012. На протяжении пяти лет она безвылазно сидела то дома, то на даче. Муж постоянно пропадал на работе, потому что нужно было тянуть семью.

Год назад она наконец-то вышла на работу и смогла выкроить из скромного семейного бюджета деньги на покупку путевки. Другого шанса могло и не быть, в следующем году Алина идет в школу, там точно будет не до морей. Наташа очень любила Сашку, но он был бедовым ребенком, с ним вечно что-то случалось. То отит, то аллергия, то инфекция, а теперь вот обмороки.

— Хорошо, я поняла вас, простите, могу я позвонить мужу? – ответила Наташа.

— Да, конечно, но, если можно побыстрее, у меня еще шесть вызовов, сами понимаете.

— Я быстро, спасибо.

Пока врач курил на лестничной клетке, Наташа обрывала телефон. Витя взял трубку только с третьего раза.

— Да, слушаю, — коротко ответил он.

— Вить, это я. Саша упал в обморок, у нас скорая, врач говорит, нужна госпитализация, — в один присест протараторила Наташа, боясь, что разрыдается, если остановится.

— Что с ним? Вы дома?

— Да, мы дома, сейчас все в порядке, он лежит, но решение нужно принимать сейчас, врач говорит, нам нельзя никуда лететь, — ответила Наташа и все-таки заплакала.

— Ну, не надо, успокойся, что плакать-то? – как мог Витя утешал Наташу, правда, его усилия привели к противоположному эффекту. Она уже ревела белугой.

— Витя, ну, как же так? Мы так долго хотели поехать в отпуск. Почему сейчас? – захлебываясь слезами, лепетала Наташа.

— Милая, соберись, не раскисай, я понимаю, тебе обидно, но ты же понимаешь, что здоровье важнее. Я тебе обещаю, мы обязательно поедем в отпуск, как только вы выйдете из больницы.

— Меня потом не отпустят на работе, — не унималась Наташа.

Витя начал терять терпение:

— Так, и что ты предлагаешь? Угробить ребенка? Или чтобы я лег с ним в больницу? У меня сдача проекта на носу!

Когда муж пытался успокаивать Наташу типичными для мужчин способами: уговорами, обещаниями, она еще больше расклеивалась, а вот, когда переходил на командный тон и начинал говорить угрозами, Наташа сразу же приходила в себя. Будто подсознательно ей нужно было ощущение, что никто не сможет ей помочь, что вся ответственность лежит на ней, тогда она начинала действовать. Она взяла себя в руки, вытерла слезы и сказала:

— Да, ты прав, хорошо, я все поняла, позже позвоню.

— Ну, что решили? — спросил врач заходящую в комнату Наташу.

— Сколько у меня есть времени, чтобы собрать вещи? – ответила она.

— Максимум пятнадцать минут, я буду внизу в машине.

***

Летом в больнице людей было мало. Наташу с Сашей определили в просторную палату под номером пятнадцать на втором этаже. Помимо них там лежала еще одна мама с девочкой лет пяти, бабушка с крохой-внучкой и папа с трехлетней егозой.

Когда все формальности с документами были закончены, а у сына взяли первые анализы, как раз подошло время ужина. Выведав у медсестер, где находится столовая, Наташа отправилась за порцией для Сашки. Самой ей есть не хотелось совершенно. Сегодня давали картошку с рыбой и компот с пирожком. Наташа думала о шведском столе, неся в палату свою добычу. Привередливый в еде, Сашка видно так намучался за целый день, что смял все подчистую, даже пирожок с капустой, хотя раньше признавал только с повидлом. После того как сын управился с едой, Наташа аккуратно собрала тарелки и пошла обратно в столовую:

— Да, вы не ходите, тут нянечки собирают посуду, — сказал мужчина, лежавший через кровать от Наташи.

— Ничего, мне не трудно, отнесу, Ваши забрать? – предложила она.

— Спасибо, — ответил он, передавая ей посуду, — я бы помог, но Олеська того и гляди вылезет из кроватки, не могу ее оставить, — он указал на дочь.

Наташа понимающе улыбнулась.

— Я – Алексей, — представился мужчина.

На вид ему было лет тридцать, немногим больше, чем самой Наташе. «Интересный», — подумала она.

— Наталья, очень приятно.

***

Утро в больнице начиналось рано. В шесть часов уборщица обходила палаты и делала влажную уборку, от звона металлических горшков, стоящих на полу, просыпались дети. Завтрак давали в семь, потом врачи делали обход.

Наташе с ребенком велели явиться к рентген кабинету. Пока Сашке делали ЭКГ, МРТ и прочие страшные аббревиатуры, Наташа слонялась по коридору. Вчерашние анализы не показали никаких патологий – это была хорошая новость, но вот оттого, что они не добавили ясности, было не по себе.

— Ты чего такая смурная? – спросила Наташу проходящая мимо медсестра.

— Сын заболел, вот, жду, — ответила та.

— Не переживай, у нас хорошие врачи, — обнадежила ее женщина.

— Не сомневаюсь, — улыбнулась Наташа, — еще так не вовремя: лето, отпуск, а мы тут…

— Да, ничего, отдохнешь у нас. Тут знаешь как хорошо, в детском отделении как раз ремонт недавно сделали, и повар у нас новый. Да, и самое главное – минеральная вода бесплатно, аппарат в коридоре поставили. Все как на курорте. Не позагораешь, правда, особо, но ты гуляй чаще. Солнце сейчас такое – и в Москве греет.

— Спасибо, — ответила она.

После обеда врач вызвал Наташу к себе в кабинет.

— Ну, как дела, доктор? – спросила она с надеждой.

— Да, Вы знаете, мы все больше склоняемся к тому, что это просто вегето-сосудистая дистония, конечно, нужно провести еще кое-какие анализы. В общем, если подтвердится, дня через два можно будет вас выписывать.

Заканчивался день в больнице так же рано, как и начинался. Уже в десять малыши и соседки по палате засыпали. Наташа лежала на кровати и никак не могла уснуть, вертелась с боку на бок.

— Не спишь? – донесся до нее шепот Алексея.

— Нет, не спится так рано, — ответила она.

— Пойдем пройдемся, — сказал он.

Они вышли в коридор.

— И куда тут обычно гуляют? – спросила Наташа.

— Да, вариантов немного, честно говоря, правда я нашел небольшую подсобку под лестницей, в конце другого крыла, там покурить можно, — сказал со знанием дела Леша.

Пока они шли до курилки, он успел рассказать, что лежит тут с дочкой уже второй раз, сейчас загодя взял под это дело отпуск, а жена работает. Наташа рассказала о том, как она копила на путевку и собиралась в отпуск, как не вовремя приключилась в ее жизни эта история с болезнью сына, и как он рада, что врачебный прогноз выглядит обнадеживающим.

— Давай воды возьмем, — предложил Леша, когда они проходили мимо аппарата, — она тут правда вкусная.

— Давай, — согласилась Наташа.

Дойдя до противоположного конца здания, они спустились на первый этаж и, открыв небольшую дверцу, прошмыгнули под лестницу. Каморка размером не более пары квадратных метров была снабжена стулом, пустыми коробками, старыми газетами и шваброй.

— Прошу, — сказал Леша, пропуская Наташу вперед.

Больше они не говорили, сплетаясь на стуле влажными не столько от жары, сколько от нахлынувших эмоций, телами. После Леша залпом выпил оба принесенных стакана и все-таки закурил.

— Дай и мне одну, — попросила Наташа.

В темноте мигали две точки от зажженных сигарет.

— Ну, вот тебе и курортный роман, — сказал Леша, надевая футболку.

— Точно, — улыбнулась Наташа.

— Телефонами-то хоть обменяемся?

— Не знаю, пока не поняла, — ответила она и снова начала целовать его.

В палату они вернулись, когда уже начало светать.

Через пару дней, как и обещал врач, Наташу с Сашкой выписали. На пороге больницы их встречал радостный Витя с цветами.

— Вы идите в машину, я, кажется, забыла в палате косметичку, — сказала Наташа, — я мигом.

Она заглянула в палату и кивком вызвала Лешу в коридор. Ей повезло – Олеся как раз была на процедурах.

— Мы уезжаем, вот мой телефон, — сказала она и протянула ему фантик от ириски.

— Я не ем сладкое – диабет, — пошутил он.

— А я не курю, — улыбнулась она, чмокнула его в щеку и ушла.

Она села в машину, и Витя повез всех домой.

— Ну, что? Как отдохнули? – веселым голосом спросил он и подмигнул Сашке, глядя в зеркало заднего вида.

— Отлично, — ответила Наташа, — трехразовое питание и минеральная вода в неограниченном количестве – все как на курорте.

— Вот видишь, ты ж хотела, — поддержал Витя шутку жены.

— Да, — улыбнулась Наташа, рассеянно глядя в окно, — все именно так как я хотела. В магазин давай заедем, дома, наверное, есть нечего.