Ингрид

Ингрид

Ингрид слегка взбила непривычно короткие волосы, еще раз посмотрела на свое новое отражение в зеркале и вышла в шумный зал кофейни, чтобы продолжить долгие споры с чашкой обжигающего эспрессо и вредной статьей, которую не могла сдать редактору вот уже вторую неделю. Едва ступив за порог дамской комнаты, она вспомнила, что опять забыла накрасить губы. Но возвращаться не стала. Помады пылились в ее косметичке годами. Всему виной была ее рассеянность и неистребимая привычка кусать губы.
Подойдя к столику, помимо ноутбука, кофейной чашки и свежего круассана, издающего запах, за который можно убить, она увидела записку. Бумага была какая-то странная, слишком гладкая, явно неместная, тут такую не делают, а вот почерк показался ей очень знакомым, только вот откуда, припомнить она не могла. Надпись была не велика: «Посмотри на барную стойку». Сказано – сделано. Она повернула голову направо. Около бара стоял сероглазый молодой человек. Как только их взгляды встретились, он улыбнулся ей так, словно знал сто лет, а она почувствовала, казалось, давно позабытое волнение. Все ее внутренние органы будто взяли в огромный кулак, крепко сжали, а потом вытряхнули и возвратили на место.
Секунду спустя Ингрид отвернулась и уставилась в монитор, предприняв бесславную попытку написать хоть строчку. Она не знала, зачем это делает, ведь ей и так уже было понятно, что сейчас он подойдет к ней и не услышав его вопроса, она скажет: «Да!», а потом поведет его к себе и больше они не расстанутся.
«Так бывает?», — спрашивала она себя. Помада! Надо вернуться и накрасить губы. Она схватила сумку и вновь устремилась в туалет. Едва она дотронулась до ручки входной двери, кто-то одернул ее. Инстинктивно вздрогнул от неожиданности, она обернулась.
— Не делай этого, — перед ней стояла пожилая женщина.
— Что, простите?
— Не ходи с ним, — ее глаза светились отчаянием.
— С кем? – Ингрид начинала нервничать.
— С Полем.
— Кто такой Поль? Женщина, вы меня с кем-то перепутали, извините, мне нужно туда, — ответила Ингрид, указав головой на дверь туалета.
— Слушай, я знаю, тебе кажется, что я сумасшедшая, но, поверь мне, он испортит тебе жизнь. Он, этот парень у стойки. Поль. Это я написала тебе записку. Понимаешь, его не должно было быть на том месте. Он должен был входить в кафе, а ты повернуться в его сторону в этот момент. И тогда было бы уже поздно. Поэтому я написала записку, в которой попросила посмотреть в сторону бара, тогда бы наши… ваши взгляды не пересеклись и все было бы хорошо. Но… я не понимаю, как он оказался там.
— Кто Вы?
— Долго объяснять, просто поверь мне.
— Вы издеваетесь? Или говорите что это все значит или я позову администратора, — Ингрид не любила никаких администраторов и жалоб, но подумала, что призыв побудит даму к благоразумию.
— Я – Ингрид, — сказала, чуть помедлив, женщина.
Ингрид отшатнулась к стене. Она внимательно вгляделась в лицо собеседницы. Рост немного ниже ее собственного, точно так же едва вьющиеся, но седые волосы, форма носа, цвет глаз. Она резко взяла женщину за правую руку и задрала рукав ее кофты. На том же месте, что и у нее самой, на запястье незнакомки чернела маленькая родинка.
— Я не понимаю, — растерянно прошептала она.
— Господи, я так и знала, что напугаю тебя…я – это ты, но старше…я пришла сюда, чтобы не дать тебе допустить самую главную ошибку в нашей жизни. У меня всего тридцать минут, и они заканчиваются. Такие правила, да, я и так их нарушила.
Ингрид облокотилась на стену и закрыла глаза.
— Девушка, вы будете заходить? – кто-то потрепал ее за плечо.
Она открыла глаза, перед ней стояла миловидная официантка.
— Что? А где? – Ингрид ничего не понимала. Ее недавней собеседницы простыл и след, — нет, проходите, извините. Она пропустила девушку и вернулась за столик.
На ноутбуке лежала охапка пионов, а барная стойка была пуста. Она повертела головой в поисках Поля, но его нигде не было. Она расплатилась, собрала свои вещи, взяла букет и вышла на улицу.
— Так, где, говоришь, ты живешь? – незнакомый, но до безумия приятный голос окликнул ее сзади.
Он. Это был Он. Ингрид молча взяла его под руку, и они пошли вниз по улице. Уже подходя к ее дому, она заметила старика, идущего по другой стороне дороги. Он смотрел на них и, как ей показалось, подмигнул Полю…

P.S. Вне пространства и времени, на качелях, увитых плющом, глядя на вечный закат, сидит седая Ингрид. Качели велики для одного и место рядом пустует.
— Я так и знала, — говорит она, подходящему и садящемуся рядом с ней старику.
— Что мы все равно будем вместе? – невозмутимо спрашивает он у нее.
— Нет, что ты снова все сделаешь по-своему.Что, испугался, что она меня послушает? Зачем пошел к нему?
— Нет, я знал, что такая упрямица как ты никогда не послушает, хоть и очень убедительную, но незнакомую старуху.
— Хм, ну, а ты себя сразу узнал?
— Да, не задумываясь. У меня то всегда воображение было лучше твоего развито.
— Ой, не начинай, — ворчит Ингрид.
— Милая… — отвечает Поль и нежно обнимает любимую за плечи.