Агата

Агата

Если сердце бьется шумом моря

Некоторые люди с самого своего рождения живут с отметкой «Странный». Ярлычок этот как-то сам собой увязывается за ними и следует до тех пор, пока носящий его не расколдует свою странность или их не станет двое, и им станет абсолютно все равно что про них думают.
Такой была и Агата, найденная еще совсем крохой монахинями из ближайшего монастыря на берегу моря. Про историю ее появления в приходе никогда не распространялись, но по услышанным урывками фразам сестер она знала, что в тот день, когда ее нашли, ни одно судно не заплавало в гавань, и у берегов не было кораблекрушений. Так же как не было их накануне, и за неделю до этого. Конечно, можно было предположить, что на песке ее оставила какая-то нерадивая мамаша, но будь она хоть трижды бессердечной, она бы не оставила ребенка голым, а при девочке, кроме крохотной блестящей заколочки, не было ничего. Монахини расценили ее появление знаком небес, будто сам бог послал им это чудо. На том и порешили, стараясь никогда больше не возвращаться к истории ее рождения. Так она и росла, стесняясь задавать вопросы о себе.
С самого раннего возраста Агата заметила, что у нее есть необъяснимая связь с морем. Например, она всегда точно знала, когда будет прилив, когда рыбакам лучше выходить за рыбой, когда будет шторм. Все местные спрашивали ее совета. Однако, несмотря на эту внутреннюю тягу, она всегда боялась воды. Гуляла вдоль берега, иногда слегка мочила ступни или освежала в жару разгоряченный лоб, и все. Лишь однажды она зашла в воду по шею, почувствовала какой-то охватывающий всю ее сущность гул, тянущий дальше, и, испугавшись, выбежала на сушу. При этом не быть у воды совершенно она не могла, хотя бы раз в день ей обязательно нужно было видеть море, ощущать его соленый запах, смущенно подмигивать пролетающим над ним чайкам.
Так бы и скиталась ее неприкаянная душа от моря к суше и наоборот, если бы однажды не случилась эта история…

                                                                                                      ***
— Эй, ты! – крикнул рыбак, пытавшийся спихнуть свою утлую посудину в море. После шторма к берегу прибило много водорослей, облюбовавших основание лодки. Освободить ее от их цепких липких лап было делом нелегким.
— Я? – повернулась в его сторону удивленная Агата.
— Ну, не я же. Ты уронила? – спросил он, показывая пожелтевшим от курева и скрюченным от старости и тяжелой работы пальцем на лежащую в песке бутылку.
— Нет, — уверенно ответила девушка.
— Точно? – не унимался старик.
— Точно! – крикнула на ходу Агата.
— А чего тогда она так же переливается на солнце как твоя заколка?
Агата остановилась и, развернувшись, пошла в сторону, на которую указывал старик. В паре метров от него лежала бутылка, присыпанная песком, и, действительно, перемигивалась с солнцем теми же неповторимыми бликами, что и ее заколка. Агата подняла сосуд и взяла с собой.
— И, правда, моя. Спасибо, — крикнула она на прощание старику. Она не знала, что делать с находкой, но ей не хотелось больше пререкаться с рыбаком.
Бутылка из тончайшего перламутра, несмотря на то, что лежала в горячем песке, на ощупь оказалась прохладной. Ее гладкие стенки так и выскальзывали из рук. Агате стоило немалых усилий удержать ее в руках. Сначала она хотела забрать ее с собой домой, но потом, испугавшись, что просто разобьет эту вертихвостку по дороге, решила попробовать открыть ее и заглянуть внутрь прямо здесь, на берегу.
Она опустилась на землю как обычно у самой кромки воды, так, чтобы волны едва касались ее ног, и внимательно посмотрела на находку. Она и вправду была точь-в-точь как ее заколка, то немногое, что было у малышки, найденной на берегу моря пятнадцать лет назад. Никогда в жизни она больше не встречала этот редкий материал.
Бутылка оказалась цельной, никакого намека на пробку. Она потрясла ее в руках и услышала, как что-то постукивает. «Интересно…и как же ее открыть?» — думала Агата. Она попробовала постучать по дну, переломить тонкое горлышко – все было бесполезно. Потом она попробовала ее потереть, припомнив рассказы о джине. Тщетно. Тогда она взяла булыжник и со всей силы ударила по бутылке. Но и это не помогло. Сосуд лишь издал пронзительный звенящий звук, почему-то отозвавшийся легким уколом в сердце девушки.
Чуть не плача она прижала находку к груди, чтобы хоть как-то унять внутреннее волнение. Вдруг она почувствовала, как еще секунду назад неприступный перламутр плавится в ее руках и стекает веселыми струйками по пальцам, платью. От неожиданности Агата вскочила и начала отряхиваться, испугавшись, что испачкается. В эту самую секунду бутылка превратилась в разноцветную пыль и разлетелась по ветру.
Но и на этом чудеса не закончились. Заколка на голове Агаты, туго стягивавшая ее волосы в хвост, тоже обратилась пылью, разбросав русые волосы по плечам.
Девушка была настолько поражена увиденным, что не сразу заметила лежащий на земле клочок бумаги. «Так вот, что шуршало там внутри», — догадалась она. Агата подняла записку и погрузилась в чтение.
«Милая моя Ламара! Прошу, не откладывай это письмо, смутившись незнакомому имени. Я знаю, тебя зовут иначе. Твое имя прекрасно, и все же оно не твое. Люди называют тебя Агатой, но ты…
Милая, скажи, что ты чувствуешь, бывая у моря? Я сотни раз видела, как ты идешь вдоль берега и не решаешься зайти в воду. Боль моя, зачем ты так боишься? Если бы ты знала, как я звала тебя и не могла докричаться. Ты помнишь крик чаек над морем? Это я. А дельфиний смех? Это я. А шум набегающей волны, самой ласковой на свете? Это я. И даже…прости, я пугаю тебя, набатный гул надвигающегося шторма. Это тоже я.
Что сделала с тобой земля? Почему ты так боишься своего родного дома, моря? Почему никогда не заплаваешь далеко? Все это путанно, ты, наверное, думаешь, что я сумасшедшая. А ведь и вправду я сойду от радости с ума, узнав, что мое письмо все же нашло тебя.
Агата, ты – дочь моря. Впрочем, как и все мы, просто давным-давно некоторые люди решили уйти из моря, позабыв свой настоящий дом, и поселиться на суше. С тех пор так и повелось, все живущие на земле рано или поздно забывают свои корни. Что ж это был их выбор, но ты – совсем другое дело. То, что ты оказалась вдали от своей настоящей семьи – ужасная ошибка, за которую я корю себя каждый день.
Я не писала тебе раньше, боясь, что ты, не насмотревшись еще вдоволь земных прелестей, не поверишь, что и в море есть жизнь. Прекрасная и непохожая ни на что из того, что ты могла видеть до сих пор. Я знаю, ты любишь неизвестность, это у нас в крови. И я верю, что именно сейчас ты готова заглянуть дальше. Но даже, если я ошибаюсь, и это не так, пожалуйста, помни, что мы всегда ждем тебя, я и море. Просто не бойся глубины. Потому что она – это ты»…
Агата дочитала письмо до конца, встала и выбросила бумагу в море. Через секунду та превратилась в пену. Потом она еще долго стояла на берегу и смотрела туда, где море становится небом, туда, где нет земли…

                                                                                                      ***
Когда море начинает играться штормом и разбрасывать корабли как ребенок куклы, Ламара поднимается со дна на поверхность и смотрит на торжество стихии. Она старается подплыть к кораблям как можно ближе, чтобы зацепиться за взгляд какого-нибудь человека, отчаянно борющегося за жизнь. Ей нравится наблюдать за людьми, сопротивляющимися неизбежности. Как правило, их подводит страх, и они погибают.
«Ах, если бы они не боялись, если бы знали, что в море жизнь только начинается! Может быть, когда-нибудь люди поймут это, и смерти не станет?» — думала Ламара, победившая страх.

0571666e40c37cadbaa14f87a3b20701 (1)